Диалектизмы мафиозной среды..

«Я знаю тебя много лет. Но ты никогда не обращался ко мне за советом или помощью… А теперь ты приходишь и говоришь: Дон Карлеоне, мне нужна справедливость. Но ты не просишь с уважением; не предлагаешь дружбу, даже не думаешь обратиться ко мне «крестный»…»

            Практически каждый из нас знаком со знаменитой фразой из всеми любимого фильма «Крестный отец». Но мало кто задумывался о том, почему речь заглавных персонажей фильма строится на словах, далеких от нашего родного языка. Словах, которые стали результатом многократного постижения поколениями нового языка, адаптации к совершенно новым правилам выживания в обществе и построении собственной, семейной среды, получившей криминальную харизму.

            Фильм показывает нам особенности функционирования итальяно-сицилийской мафии. И как у любого общества, у организации есть собственный социолект – присущие ей особенности диалектов и говоров, иначе говоря – языковой коллектив, у которого за годы проживания и социализации в США получился собственный словарь, о котором и пойдет речь.

            Помимо своей принадлежности к криминальному миру, члены организации являются эмигрантами, прибывшими в Америку с мечтой о лучшей жизни. Каждый эмигрант – итальянец, носитель не только набора языковых норм и знаний, но и хранитель традиций, которые были вынужденно адаптированы под американские реалии. В условиях нового общества, процесс коммуникации был ведущим способом выживания, и эмигрант превращался в билингва, говорящего как на итальянском языке, так и на английском.

            Каждый билингв привнес в современный сленг итало-американской мафии особенности итальянского языка. Смешение итальянского и английского языков сотворили мафиолектизмы – слова, значения которых совпадает по значению в обоих языках, несут одинаковый смысл и являются синонимами.

            Например, «La Cosa Nostra» обозначает понятие самой итало-американской мафии, но в американском варианте эта фраза звучит иначе, но совершенно не утрачивает первоначальный смысл – «the thing of ours» («наше»). Убийство на итальянском звучит как «l’uccisione» («убийство»), в итало-американском варианте слово получило синоним «clipped» (обрезать, дословно «провести по шее»). Человек, не входящий в структуру мафии – «connected guy» (буквально «партнер», связанный с делом), в итальянском – «cugine» (кузен, близкий, но не полноценно родной семье). Яркие примеры были и в фильме «Крестный отец»: «farri vagnari pizzu» («дать взятку») звучал как «to wet one’s break» – буквально, «умаслить клюв», а по факту – «позолотить ручку»; фраза «He’s sleepin’ with the fishes» можно перевести как «Он кормит рыб», а в итало-американской среде этой фразе соответствует вполне реально употребляемый аналог – «cement shoes», дословно – цеметная обувь, излюбленный способ мафии избавляться от неудобных людей, «закатывая их в бетон».

            На первых порах формирования итало-американской мафии, основным языком мышления эмигрантов был их родной язык. В процессе развития ментальной деятельности, речь итальянцев, живших продолжительное время в Америке прошла через восприятия английского языка, как языка общения, сохраняя итальянский; через двойственное языковое мышление на двух языках, и в конечном итоге, превалирующим средством общения и мышления становится английский язык, но единицы итальянского языка все еще доминируют в речи, слегка видоизменяясь по мере того, как мафия распространялась по территории современной Америки.

            Каждая выросшая на массивном древе мафии, ветка, занимающаяся определенным видом деятельности наполнена собственным набором словарей – локатизмами, региональными единицами слов. Так, мафию условно можно разделить по языковому набору:

  1. Флоридские словари:

Например, «umbrella man» – член мафиозной семьи, собирающий деньги за «крышу»; «character» – вор, занимающиеся своей деятельностью профессионально;  

  • Южно-техасские словари – «rollin’ stones» угнанный автомобиль; «shopper» – член мафии, специализирующиеся исключительно на угоне.
  • Западные словари«pig» – продажный полицейский.

Целесообразно вспомнить и о нью-йоркско-нью-джерское «peace makers» — «семьи» Нью-Йорка, которые являются блюстителями порядка среди всей мафии; «respecting blue» — члены мафии Нью-Йорка и Нью-Джерси следуют заповеди «Не убий», относящиеся к полицейским, за исключением работающих под прикрытием; «Martial Law» — нельзя убивать невинных людей. В Чикаго мафия является более яростным блюстителем «семейных традиций», а потому, для них характерно употребление «cop killers» — чикагские мафиози, в отличие от своих «коллег по цеху» из Нью-Йорка, убивают полицейских; «Capone Bible» — клятва верности, когда-то приносимая лично Альфонсу Капоне; «Chicago amnesia» — стращание свидетелей, участвующих в судебных процессах против мафии, вплоть до полноценной смерти.

Особый сленг мафии Америки является одной из единиц в составе многочисленных языковых коллективов и общностей, которые могут включать в себя симбиоз как диалектной и разговорной речи родного языка с чужой языковой группой, так и социальную категорию населения, обладающую многоязычностью и соответствующим набором языковых признаков. Ярким примером такого многообразия являются выражения, принятые в русском криминальном мире, не говоря уже о существовании диалектов более мелких обособленных криминальных групп, или целых континентов, где повсеместно существует мафия.

Автор, Андрей Гончар

Диалектизмы мафиозной среды.. обновлено: Сентябрь 12, 2019 автором: azurit